Путин встретился с духовным лидером Ирана

Путин встретился с духовным лидером Ирана
Сегодня президент России прибыл в Тегеран для участия в форуме государств-экспортеров газа. В ходе этого визита Владимир Путин встретился с верховным лидером Ирана (Рахбаром) Али Сайедом Хаменеи. Рахбар является высшим духовным авторитетом Исламской республики и фактически руководит ей, определяя основные направления политики, которым обязан следовать избранный президент (в настоящее время Хасан Рухани).

Сообщение с сайта Кремля:

Перед началом встречи глав государств и правительств стран – участниц Форума стран – экспортёров газа Владимир Путин встретился с Верховным руководителем Ирана Али Хаменеи.

В ходе встречи обсуждение фокусировалось в большой степени на кризисных ситуациях в регионе, в первую очередь в Сирии.

Состоялся предельно детальный обмен мнениями, было подчёркнуто единство мнений Москвы и Тегерана относительно недопустимости диктовки вариантов политического урегулирования извне и безальтернативности реализации этого политического метода самим сирийским народом.

Материал иранского агентства новостей "ФАРС":

Россия обязалась не вонзать Ирану нож в спину

Президент России Владимир Путин провел очень важную встречу с верховным лидером Ирана аятоллой Сайедом Али Хаменеи в Тегеране. Он охарактеризовал Иран как своего "надежного союзника в регионе и в мире" и поклялся не предавать партнерство с Ираном в любых обстоятельствах. "Исламская республика Иран является независимым и сильным государством с очень хорошими перспективами", - сказал российский президент.

"В отличие от других государств мы обязуемся никогда не вонзать своим партнерам нож в спину и не действовать против наших друзей втайне от них. Мы обязуемся решать любые спорные вопросы с ними путем диалога", - добавил он. Российский лидер описал позиции двух стран по Сирии как "очень близкие" и подчеркнул важность сотрудничества двух государств в этом вопросе.

"Мы подчеркиваем, что сирийский кризис может быть решен только политическим путем и методом народного голосования, путем принятия требований всех народов и политических группировок Сирии. Никто не имеет права навязывать свои взгляды народу этой страны, определять структуру ее правительства и судьбу президента Сирии", - продолжил Путин.

"Как Вы сказали, американцы пытаются добиться своих целей, которых они не смогли достичь путем вооруженного вмешательства в Сирии, за столом переговоров", - добавил он. "Те, которые выступают от имени демократии, не могут противодействовать проведению выборов в Сирии".

В конце встречи российский президент подарил иранскому лидеру древнюю рукопись Корана, показав свое глубокое понимание наследия аятоллы Хомейни.

Другой материал иранского агентства новостей на ту же тему - "Иранский лидер предупредил об американском плане долговременного доминирования в западной Азии".

Путин встретился с духовным лидером Ирана


-----

Между тем в Израиле последнее время почти полностью исчезла антииранская риторика, которая постоянно звучала в период подготовки соглашения о ядерной программе Ирана. Сейчас соглашение подписано, действует, реализуется, и эта риторика стала неактуальной.

Более того, почти не звучит аналогичная риторика в адрес ливанского движения "Хизбалла".

Похоже, что в споре двух группировок в израильском оборонно-политическом истеблишменте, одна из которых рассматривала шиитскую коалицию как абсолютное зло для Израиля, ради ослабления которого можно сотрудничать с любыми суннитскими радикалами, включая "Исламское государство", а вторая считала суннитских радикалов более опасными, чем шиитская ось, позиции второй группировки значительно укрепились, и это проявляется в медиасфере.

На днях на американском сайте "Аль-Монитор", посвященном ближневосточной проблематике, появилась статья известного израильского журналиста Бена Каспита "Не пора ли Израилю пересмотреть свои отношения с суннитским блоком?", в которой автор отмечает, что лидер Хизбаллы Хасан Насралла в последнее время тоже воздерживается от агрессивной риторики в адрес Израиля. Автор статьи пишет:

"Мы возвращаемся к старому спору о войне суннитов с шиитами, откликающемуся эхом в израильском истеблишменте. Кто лучше, сунниты или шииты?

Официальная позиция утверждает, что сунниты. Во всяком случае так было до сих пор. Израиль поддерживает связи с разведками прагматичных суннитских государств - Саудовской Аравии, стран Персидского Залива, Египта и Иордании. Израиль от этого не отказывается. Он считает доминирование Ирана в регионе и растущую силу оси "Тегеран-Бейрут" важнейшей угрозой для себя.

Несколько лет назад я беседовал с высокопоставленным деятелем, который объяснил в деталях, почему Израиль предпочитает эту политику. Он перечислил стратегические угрозы Израилю от шиитской оси. Он сказал, что российское вмешательство в регионе является серьезной проблемой, потому что может стать началом победы шиитов и их доминирования в стратегическом пространстве. Согласно этому человеку, "Израиль предпочитает суннитский хаос".

Однако недавние бесчинства "Исламского государства" - сбитый над Синаем российский самолет, взрывы в квартале Дахия в Бейруте и террористическое нападение на Париж - ставят жирный знак вопроса. В Израиле есть мнение меньшинства, которое укрепилось после последних событий.

Вот что сказал мне один из представителей этого меньшинства: "Представьте, что "Исламское государство" получило ядерную бомбу. Даже примитивное устройство, которое мы называем "грязной бомбой". Сомневаетесь ли вы, что она будет использована? О шиитах этого сказать нельзя. Независимо от того, что мы говорим про Иран, у аятолл нет большого желания с радостью убивать себя и других. Они мыслят систематично и логично. У них есть рациональная установка, известная нам. Суннитский демон, выпущенный из бутылки, способен на все. У него нет красных линий. Это должно пугать не только нас в Израиле, но и весь мир.

В радиоинтервью 15 ноября Шабтай Шавит, бывший глава Моссада, сказал, что "Исламское государство" должно быть уничтожено как Дрезден во время Второй Мировой войны, даже если за это придется заплатить многими жизнями. Шавит ушел в отставку, но его заявление отражает мнение некоторых деятелей оборонного истеблишмента об "Исламском государстве". Они считают его опасностью особого рода - непредсказуемой, нелогичной, негуманной. Это не опасность, о которой мы можем рассуждать, стоит ее уничтожать или вести с ней диалог. "Исламское государство" должно быть просто уничтожено".