Как не становятся героями. Часть три. Две боевые подруги.

Две боевые подруги и один бой на границе
Как не становятся героями. Часть три. Две боевые подруги.

Статья из нескольких частей, которая долго и трудно писалась, о героизме, об отваге, о трусости, о дисциплине и о самой важной мужской профессии. Что делает мужчину хорошим бойцом и солдатом? А что делает его позором для своих соратников?

Часть первая. Как не становятся героями. Начало.

Часть вторая. Как не становятся героями. Шалит.

Часть третья

Часть четвёртая. Анализ. Выводы.

21 сентября 2012 года на границе с Египтом несколько гражданских инженеров и техников занимались починкой "умного забора". Это забор, который подаёт сигнал на пульт о прикосновении, о повреждении и о попытке перелезть через него. Долгое время граница с Египтом не была никак защищена. На большей части границы не было никаких препятствий, которые могли бы помешать пересечь границу в сторону Израиля, что приводило примерно, по грубым оценкам, к 17,000 нелегальных переходов границы в год (2011). То есть, в среднем, к 47 переходам в день.

Граница с Египтом очень протяжённая, и новый забор требует регулярных выездов техников.

Работающих гражданских охраняли артиллеристы. Нет, не на пушке верхом. Обычно это делается на бронированном хамви или на небронированном открытом, с пулемётом на турели. Артиллеристы в Израиле очень часто используются как пехота со средним уровнем подготовки. Артиллеристам по штатной комплектации положены бронетранспортёры Барделас (М113 с которыми североамериканские носители демократии ещё во Вьетнаме воевали), ну а джипы по необходимости поставляются с локальных баз снабжения. Считается, что артиллеристы вполне способны к несению патрульно-постовой службы, охране границы и для нейтрализации попыток проникновения. Как и танкисты без танков. Конечно, они не годятся для операций с глубоким заходом на территорию противника и в застройку. Для этого всё-таки используют пехоту и сапёров. И да, в артиллерии служат женщины, и это первый род войск, где женщины начали служить в боевых частях наравне с мужчинами. И среди экипажа хамви артиллеристов была одна девушка.

Значит, скучает экипаж такого хамви на жарком солнышке, охраняет. Неподалёку на стационарной позиции находилось ещё четверо солдат.

В этот момент к границе припёрлась пешком толпа негров-нелегальных иммигрантов в количестве 15 штук. За неграми следовали арабские террористы, в количестве трёх штук, вооружённых калашниковыми, гранатами, и, по словам командира данного участка границы, пулемётом и РПГ. У одного из трёх был надет пояс смертника. Арабы обогнали толпу негров - нелегалов, пересекли границу заранее и выбрали удобную позицию для наблюдения. О трёх террористах сообщает Израиль, поскольку в конце истории подобрали три тела. Но в Египетских газетах сообщается о шести, трое из которых были ранены и скрылись на территории Синайского полуострова. Подтверждения этому из израильских источников нет.

Солдаты со стационарной позиции вышли навстречу нелегалам, пересёкшим границу и вынесли им канистру с водой. Создалась ситуация, когда вместо 8 человек на двух позициях стало возможным внезапно напасть на 4.

Террористы перебежками и ползком сблизились с оставшейся группой солдат на дистанцию 100 метров и внезапно открыли огонь из трёх стволов. Практически сразу был убит попаданием пули в голову рядовой Натанэль Яаломи и тяжело ранен в живот рядовой Мати Яловски, который не успел занять защищённую позицию. Оставшиеся двое солдат, один из которых приданный водитель, а другой- командир, открыли ответный огонь и смогли убить одного из нападавших. Какую должность занимала девушка – не известно, но именно она вызывала подмогу.
Как не становятся героями. Часть три. Две боевые подруги.

Погибший Натанэль Яаломи

Чем занималась группа солдат, которые встретили нелегалов, как они реагировали и как далеко находились, мне узнать не удалось. Местность там гористая, много складок, холмов, больших камней и оврагов. В общем, они находились вне прямой видимости, и это всё, что известно.

Через несколько минут после начала боя, к месту прибыл Хаммер батальона Каракаль, в котором был экипаж из 4 человек. Водитель, сержант-командир и две девушки-бойца в звании капралов, обе на 10 месяце своей службы, то есть 4-й месяц после учебки. Хамви обычный, открытый, не бронированный.

Надо немного прояснить ситуацию с водителями. Водители в ЦАХАЛе – это отдельная каста. Они бойцами не являются, к частям, которые они обслуживают, не относятся, а находятся в подчинение территориальных штабов. Водители хамви в армии практически на 100% или из друзов или из бедуинов, почти все контрактники, иногда есть русские. Водители они отличные, рискуют жизнью не меньше солдат, которых возят, но боевые качества их очень низкие. Боевые инструкции для солдат не учитывают водителя как боеспособную единицу. От водителя по прибытию на место, откуда бойцы решают продолжить бой на своих двоих, инструкция предписывает занять безопасную позицию и ожидать приказов, слушая радиоэфир, по возможности выдавая командованию подробные отчёты о происходящем.

Надо написать и о том, что такое батальон Каракаль.
Батальон лёгкой пехоты, отдельное пехотное подразделение, был создан в 2004 году, чтобы дать возможность девушкам массово служить в боевых частях и проработать потенциально связанные с такой службой проблемы. В батальоне служат девушки и юноши, без разделения должностей и обязанностей по половому признаку на каком-либо уровне, при этом юноши составляют не более трети служащих. Призывники попадают в батальон после полугодовой подготовки, включающей обычный пехотный курс молодого бойца, проводимый совместно с бригадой «Гивати». Название «Каракаль» было присвоено в честь вида хищников — обитателей пустыни Арава, самцы и самки которых внешне не отличаются друг от друга. Основная задача батальона — охрана южных границ Израиля, первоначально — с Иорданией, затем — с Египтом.

Таким образом, на место боя на полных парах приезжает экипаж из 4-х человек из "женского батальона", водитель в бой не вступает. Сержант-командир и две девушки подъезжают на джипе к лежащим солдатам, перекидываются парой слов с командиром, быстро оценивают ситуацию. Как ни странно, первой выскочила из машины и первой оказалась рядом с убитым бойцом Натанэлем девушка, имени, которой не называют, только инициалы. Назовём её условно Шани. Так вот, Шани, бывшая до армии волонтёром в скорой помощи, быстро оценила состояние солдата и сообщила командиру, что тот безнадёжен. Что ещё более странно, что она же, Шани, бывшая в звании капрала, и занимавшая должность марксмана (это специалист по точной стрельбе, меткий стрелок на малой и средней дистанциях) была тем, кто отдал приказ водителю ехать на место боя.

Именно в тот момент, когда солдатка была у убитого бойца, в их хамви попали первые пули со стороны террористов. Шани и её командир, первый сержант Давид Авицур, тут же, не теряя времени, принимают решение атаковать двух террористов встречным боем. Это значит – сократить дистанцию и атаковать залегшего врага, ведущего огонь. То, с чего начинается обучение любого солдата – беги навстречу врагу и стреляй, беги и стреляй пока враг не покажет тебе спину, и тогда стреляй его в спину. Экипаж бросает джип и вступает в бой.

Фотография, которая попала во все газеты
Как не становятся героями. Часть три. Две боевые подруги.

И тут на первый план в этой истории выходит роль дух боевых подруг, двух девушек одногодок, прошедших все тяготы службы с первого дня вместе, живущих в одной комнате, постоянно выходящих вместе на все задания. Подруги – не разлей вода.

Все события этого дня были лишь прелюдией к главному действу. А главное действо началось с того момента, когда в бой вступил новоприбывший экипаж, командир мужчина и две подруги-воина, которым нужно было уничтожить двух арабских боевиков. Командир отдаёт приказ выровняться в линию и начать атаку. Бойцы открывают огонь и начинают двигаться в сторону врага. Только вот незадача, довольно скоро выясняется, что идёт бой двое на двое. Одна из боевых подруг – исчезла. Исчезла тихо и незаметно, не сделав ни одного выстрела.

Когда, ведя огонь, наши бойцы, Давид и Шани миновали под огнём 70 метров и сблизились с террористами на дистанцию тридцати метров, то тот из террористов, на котором был пояс со взрывчаткой, выбежал к солдатам навстречу. Меткий выстрел девушки вызвал взрыв, и всех накрыло ошмётками тела, но никто не пострадал. Правда девушка рассказывала после боя, что она заметила, что на террористе есть пояс со взрывчаткой и целилась ему в голову. Но когда террорист начал бежать на них, то было уже не до меткой стрельбы. После этого Давид и Шани продолжили бой, завершившийся бегством последнего террориста. Его уничтожили позже в перестрелке солдаты из прибывшего подкрепления. При осмотре места боя был найден пулемёт.
Как не становятся героями. Часть три. Две боевые подруги.

После боя двое героев вернулись к раненому в живот Мати и Шани занялась им. Она была тем, кто поддерживал его разговором и помогал грузить на носилки и в машину.

А что же её боевая подруга? О ней все средства массовой дезинформации скромно умалчивают. И мы бы никогда не узнали о её роли, если бы у каждого солдата не было по айфону и странички в фэйсбуке. Нынешние журналисты не все получают доступ к секретным выводам комиссий по расследованию подобных случаев, но нехватку информации они с успехом восполняют слежкой за аккаунтами солдат.

Так и стало известно, что боевая и неразлучная подруга просидела весь бой в кустах. В буквальном смысле. В кустах ей так понравилось, что она просидела там час. Даже когда бой закончился. Когда горячка боя прошла, её отсутствие заметили, и первое, что пришло в голову, это похищение. Эту версию рассказывают солдаты и она противоречит официальной версии.

Сама солдатка, имя которой тоже не называется, как оказалось, всё же не просто сидела в кустах, но докладывала по рации о происходящем. Назовём её Шели, по первой букве её имени. У Шели есть своя версия событий, согласно которой, между ней и террористами оказались солдаты-артиллеристы, и сначала она могла попасть в них, а потом – они в неё, по ошибке.

Когда прессе стали известны подробности боя, то Шани, которая застрелила террориста получила своё эфирное время в достатке. Появилось немало её фотографий, где она позирует со своим автоматом с гордой осанкой, правда со скрытым лицом. Её боевая подруга тоже получила свои заголовки в прессе, а как иллюстрацию опубликовали фотографию куста с надписью "Боец Ш., за кустом".

Такие нападки в прессе вынудили Шели-трусиху написать открытое письмо в прессу, где она и изложила свою версию. Она ещё раз объяснила, что оценила ситуацию, оценила свои возможности и ту задачу, которая стоит перед ней, и поняла, что она не может с ней справиться, и поэтому приняла решение не бежать в атаку. "Если бы я была героем, то я была бы сейчас мёртвым героем!" – так она завершила своё открытое письмо.

Нападки на боевую подругу вынудили некоторых её сослуживцев публиковать в честь неё поддерживающие и ободряющие статусы в Фэйсбуке. Некоторые же высказывали своё нелицеприятное мнение о ней анонимно. Сама Шани-героиня написала тоже слова поддержки в адрес своей подруги Шели, которую обвиняли трусости.

За этот бой Шани и её командир получили знак отличия от командира южного штаба войск. В Израиле нет орденов и медалей. В ЦАХАЛе есть только одна награда: знак отличия за отвагу и героизм. Имеет значение лишь то, кто его вручает: высшим отличием является вручение Начальником Генштаба.

Девушка-герой не хотела изначально призываться в боевые части в пехоту. Она хотела попасть в спасатели, но во время предварительных отборов изменила своё мнение и решила призваться в боевые части.

Данный случай вызвал дискуссии на форумах и в прессе, по поводу того, нужно ли осуждать вторую солдатку или нет, правильно ли она поступила, и верны ли нынче знаменитые слова израильского героя Трумпельдора, сказанные им в 1920 году на смертном одре, где он умирал от ранения: "Хорошо умереть за свою страну".
Попытки дискредитировать и сам образ Трумпельдора и его слова предпринимаются нашими прекраснодушными либералами постоянно, чему я сам был свидетелем в университете. Один из моих лекторов-левых либералов зачем-то сообщил нам на лекции, что по новым сведениям многие считают, что последние слова Трумпельдора были "Ёб твою мать!" (да, Трумпельдор говорил по-русски). Многие смеялись над шуткой, но мне было не смешно, совсем.

В общем, три года назад бой на египетской границе вызвал дискуссию, которую не вызвало похищение и освобождение Шалита.
И у меня есть своё мнение на это счёт, но поведаю я его позже, в следующей заметке.

Часть первая. Как не становятся героями. Начало.

Часть вторая. Как не становятся героями. Шалит.

Часть четвёртая. Анализ. Выводы.


  • Вот почему ее нет... вот почему? Это я как бывший медик вопрошаю!
  • Думаю, не все женщины/девушки могут быть бесстрашными воинами. Это не совсем женское занятие. Трусихи мы, в основном. Некоторые падают в обморок от вида крови, ран. Оружие не каждой по руке. Жара, форма, смерть... нет, это не все смогут.
  • Не все мужчины могут тоже быть бесстрашными воинами, и точно так же не любят войну, жару и смерть... Но эту трусиху никто в боевые войска не тянул. Она поступила туда добровольно, пройдя большой конкурс. За трусость в таких обстоятельтвах вообще положено наказание, о котором речи нет....
  • Вот почему ее нет... вот почему? Это я как бывший медик вопрошаю!
  • Думаю, не все женщины/девушки могут быть бесстрашными воинами. Это не совсем женское занятие. Трусихи мы, в основном. Некоторые падают в обморок от вида крови, ран. Оружие не каждой по руке. Жара, форма, смерть... нет, это не все смогут.
  • Не все мужчины могут тоже быть бесстрашными воинами, и точно так же не любят войну, жару и смерть... Но эту трусиху никто в боевые войска не тянул. Она поступила туда добровольно, пройдя большой конкурс. За трусость в таких обстоятельтвах вообще положено наказание, о котором речи нет....