В России вступил в действие запрет на практику использования "овдей-каблан"

В России вступил в действие запрет на практику использования "овдей-каблан"
Поскольку большинство русскоязычных израильтян уехало в Израиль до того, как в России прижился термин "заемный труд", это понятие почти не встречается в израильском дискурсе и русскоязычной прессе Израиля. На данном примере хорошо прослеживается механизм расхождения единого языка на диалекты вследствие территориального рассредоточения его носителей. Русит отличается от русского языка прежде всего лексикой, описывающей понятия, возникшие за последние 20 лет. Именно поэтому нам, израильтянам, интересно познакомиться с тем, как знакомые нам явления называются в современной России, как они характеризуются там, и как с ними борются. И есть чему поучиться - наследие великой социальной революции, произошедшей там почти 100 лет назад, сказывается и сейчас, после перехода к дикому капитализму, и не дает скатиться к тому, что считается у нас допустимым и нормальным.

Информация от агентства "РИА-новости":

В России вводится запрет на использование заемного труда

Федеральный закон, вступивший в силу первого января 2016 года определил особенности регулирования труда работников, направляемых работодателем к другим физическим лицам или юридическим лицам.

МОСКВА, 1 янв — РИА Новости. С 1 января 2016 года в России вводится запрет на использование заемного труда.

Ранее многие работодатели привлекали работников со стороны, это позволяло добиться экономии, упростить кадровый учет.

"Федеральным законом № 116-ФЗ, который вступает в силу с 1 января 2016 г., введена норма в Трудовой кодекс Российской Федерации, запрещающая заемный труд", — сообщили РИА Новости в Минтруда РФ. Как рассказали в ведомстве, документ определил особенности регулирования труда работников, направляемых работодателем к другим физическим лицам или юридическим лицам по договору о предоставлении труда работников, упорядочил деятельность по предоставлению труда работников частными агентствами занятости.

Согласно документу, частное агентство занятости имеет право заключать с работником трудовой договор в случаях направления его временно для работы у принимающей стороны по договору о предоставлении труда работников к физическому лицу, не являющемуся индивидуальным предпринимателем, в целях личного обслуживания, оказания помощи по ведению домашнего хозяйства; также для временного исполнения обязанностей отсутствующих работников, за которыми в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами сохраняется место работы. Также работника можно направить к индивидуальному предпринимателю или юридическому лицу для проведения работ, связанных с заведомо временным (до девяти месяцев) расширением производства или объема оказываемых услуг, а также в целях временного трудоустройства соискателей, но лишь из отдельных категорий: лиц, обучающихся по очной форме обучения; одиноких и многодетных родителей, воспитывающих несовершеннолетних детей; лиц, освобожденных из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы.

Минтруд также перечислил случаи, когда направление сотрудников частными агентствами занятости не допускается. В частности, это замена работников, участвующих в забастовке; выполнение работ в случае простоя, осуществления процедуры банкротства принимающей стороны, введения принимающей стороной режима неполного рабочего времени в целях сохранения рабочих мест при угрозе массового увольнения работников. Также нельзя направить сотрудников для замены работников принимающей стороны, отказавшихся от выполнения работы в случаях и в порядке, которые установлены трудовым законодательством, в том числе замены работников, временно приостановивших работу в связи с задержкой выплаты им заработной платы на срок более 15 дней.

К числу запретов относится и выполнение работ на объектах, отнесенных в соответствии с законодательством Российской Федерации к опасным производственным объектам I и II классов опасности, отдельных видов работ, перечни которых утверждаются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации; выполнение работ на рабочих местах, условия труда на которых в соответствии с законодательством Российской Федерации отнесены к вредным условиям труда 3 или 4 степени либо опасным условиям труда; ряд других случаев.

-----

Переводим с русского языка на русит. Фирма коах-адам имеет право сдавать внаем своих работников только для ведения домашнего хозяйства (речь идет о метаплот) или замещения временно отсутствующих работников, причем на срок не более девяти месяцев. Работать в фирме коах-адам могут только студенты, матери-одиночки и лица, освобожденные из тюрьмы, то есть те, у кого может возникнуть проблема при трудоустройстве напрямую. Фирмы коах-адам не могут трудоустраивать своих работников на вредные и опасные работы (заводы, стройки). Не допускается практика, знакомая тысячам русскоязычных учителей, которых принимают на работу каждый год в сентябре и увольняют в июне, чтобы через два месяца снова принять на работу.

-----


Кому и для чего нельзя предоставлять работников

Сужение субъектного состава стало не единственным ограничением, законодатель также ввел запрет на использование заемного труда в определенных случаях любыми субъектами. К этим общим случаям относятся:

– замена участвующих в забастовке работников;

– выполнение работ в случае простоя, осуществления процедуры банкротства, введения режима неполного рабочего времени принимающей стороной;

– замена работников, отказавшихся от выполнения работы.

Введя градацию в требованиях к субъектам, работодатель сохранил тенденцию в различиях и в вопросе ограничения случаев, в которых предоставление персонала невозможно. Помимо вышеназванных общих ограничений, частным агентствам запрещено предоставление персонала для выполнения вредных и опасных работ, а также для замещения должностей, наличие которых является условием для получения разрешения или лицензии, и в других случаях.

Более того, для частных агентств занятости, помимо общих ограничений, установлены дополнительные ограничения по целям предоставления персонала. В частности, таким агентствам занятости разрешено предоставлять персонал исключительно в следующих случаях (ст. 341.2 ТК РФ (в ред. Закона № 116-ФЗ):

– физическим лицам (за исключением индивидуальных предпринимателей) в целях личного обслуживания, оказания помощи по ведению домашнего хозяйства;

– юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям для временного исполнения обязанностей отсутствующих работников, за которыми сохраняется место работы;

– юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям для проведения работ, связанных с заведомо временным (до девяти месяцев) расширением производства или объема оказываемых услуг.

Важным нововведением (в плане ограничений) является необходимость учета мнения выборного органа принимающей стороны при решении вопроса о заключении договора с частным агентством занятости о привлечении персонала для проведения работ, связанных с заведомо временным расширением производства или объема оказываемых услуг, в случае, когда число «заемных» сотрудников превышает 10 процентов среднесписочной численности работников принимающей стороны.

-----

А вот как эта проблема оценивается и обсуждается в современной России:

Андрей Исаев: Мы хотим добиться запрета заемного труда


Председателем Комитета Государственной думы РФ по труду и социальной политике Андреем Исаевым и депутатом Михаилом Тарасенко в Госдуму был внесен законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Центральная идея этого проекта — усилить защищенность работников, предложив меры, препятствующие уклонению работодателей от заключения трудовых договоров и запрещающие механизм «заемного труда» — аутстаффинга.

О негативных последствиях заемного труда для России, идее законопроекта и отношениях российских работников и работодателей журналу «Однако» рассказал председатель Комитета Государственной думы РФ по труду и социальной политике Андрей Исаев.


«ВСЕ АРГУМЕНТЫ В ОПРАВДАНИЕ АУТСТАФФИНГА — ВЫДУМКИ»

— С чем связано распространение заемного труда в России? Как он регулируется нашим законодательством?


— К сожалению, в законодательстве сегодня этот вопрос не решен. Ситуация такова, что заемный труд крупным бедствием в России пока не стал, но, как показывает опыт других стран, эта схема может распространяться очень быстро. (Мы-то знаем - Л.Р.).

Объясню, как она работает. Например, металлургический комбинат теперь не набирает напрямую на работу металлургов. Вместо этого людей формально набирают на работу в частное агентство занятости. В итоге люди числятся в этом агентстве, а работают фактически на металлургическом комбинате. В трудовой книжке у них запись не «металлург», а «сотрудник агентства занятости». Если бы они были официальными сотрудниками металлургического завода, за них платились бы довольно высокие отчисления на страхование от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний. Такие заболевания наступают почти у каждого третьего металлурга, и они получают так называемые регрессные выплаты в связи с тем, что утратили здоровье на этом производстве. У кадрового агентства тоже есть такие отчисления, но у офисных работников, которыми являются его сотрудники, они в 16 раз меньше.

Металлурги имеют право досрочного выхода на пенсию. Если комбинат хочет уволить работника, то он должен за два месяца предупредить его и потом еще два месяца выплачивать зарплату. В схеме заемного труда работнику просто говорят «До свидания». Кроме того, можно как угодно понижать заработную плату — не нравится, увольняйтесь. По закону комбинат должен обеспечить своим работникам спецодежду, соблюдение техники безопасности. Здесь он ничего не обязан.

Работодатель при такой схеме вообще не несет никакой ответственности перед работником, по сути, получает просто говорящее орудие производства. Он даже не удосуживается иметь отношений с этими орудиями, а только с их поставщиком.

— Юридически все эти люди «отданы» по договору лизинга? Но ведь «аренда людей» законом не предусмотрена?

— Это так и есть. И главное — работники для гарантий своих прав могут заключать с работодателем коллективный договор. А в данном случае нет никакого договора. Никто ничего не может проверить, потребовать. При ряде ситуаций работодатель обязан согласовывать свои решения с профсоюзом или учитывать его мнение — например, перевод работника из одной смены в другую, график отпусков и т. п. Здесь же никакого учета мнений нет. Людей ставят перед фактом — работайте так, и все.

Применение аутстаффинга у нас начинает сейчас опробоваться. Один из недавних примеров — найм по такой схеме работниц кондитерского концерна «Бабаевский». (Людей «нанимало» агентство заемного труда «Петролайн». Женщин, приехавших из депрессивных регионов и потративших все свои сбережения на дорогу и сбор необходимых для трудоустройства документов, принуждали работать по 12 часов 6 дней в неделю, предоставленное им общежитие оказалось аварийным зданием, им не выплатили обещанных денег. Для защиты они обратились в Комитет Госдумы по труду и социальной политике и IUF. — Прим. ред.). Эта схема будет крайне удобна также на стройках и вообще во всех случаях, где используется труд гастарбайтеров, людей из других регионов.

— Работодатели из кондитерской отрасли действительно активно поддерживают схему аутстаффинга. Они утверждают, что без такой схемы найма персонала не обойтись в связи с сезонностью производства их продукции — например, производство мороженого нужно увеличивать летом, а шоколада — зимой.

— В российском законодательстве есть понятие сезонная работа. Например, старатели моют золото летом, а не зимой. Есть понятие работы вахтовым методом, когда летом люди работают, а в зимний период они находятся в отпуске, но без содержания. В колхозе комбайнеры тоже зимой не нужны. Но это же не повод их уволить, а потом каждый раз снова набирать. В таких ситуациях зарплата человека либо «распределяется» на весь год, либо определенный период он находится в неоплачиваемом отпуске.

— А если работодателю нужен только временный работник?

— Существует срочный трудовой договор, он может быть на месяц, на неделю, на полгода.

— Кроме того, ведь есть традиционная схема аутсорсинга — договорных отношений между предприятиями, когда определенная функция «выводится» внешнему исполнителю.

— Конечно. Поэтому совершенно понятно, когда предприятие говорит, что вот, скажем, бухгалтер в штате не нужен, и поэтому мы воспользуемся услугами некого внешнего исполнителя — компании или частного предпринимателя.

Есть аутсорсинг, предоставление услуг одной компанией другой компании. Но аутсорсинг и сдача в аренду людей — это разные вещи. Никто не выступает за запрет аутсорсинга, сезонного найма, срочных трудовых договоров. Мы не сумасшедшие. Более того, действительно бывают случаи, когда между работодателем и работником может быть посредник. Например, стройотряды — тут для людей не колхоз или завод выступает работодателем, а руководство стройотряда.

Но мы, когда говорим о заемном труде и его запрете, имеем в виду только те случаи, где между работодателем и работником встраивается посредник, у которого есть единственная цель — так называемая оптимизация затрат. Что это значит?

Есть норматив социальных отчислений, есть гарантии в трудовом законодательстве. Оптимизировать их — это обходить требования закона. За чей счет происходит эта оптимизация? За счет работника. Ему не формируют нормальный пенсионный фонд, он теряет право на больничный лист, право на досрочный выход на пенсию, на лечение от профзаболеваний. Для работника ничего хорошего в этом нет. Поэтому мы и хотим добиться запрета заемного труда.

— Бизнес-сообщество сейчас очень встревожено вашей инициативой и активно выступает против.

— Почему бизнес-сообщество так возражает? Потому что за запрет заемного труда выступают профсоюзы всего мира, однако добились они лишь того, что в ряде европейских стран аутстаффинг ограничен в применении. И если Россия примет такое решение, то повсюду в других странах тоже начнут активно добиваться такого запрета, основываясь на нашем примере. И поэтому международный бизнес сопротивляется как может.

— Надо сказать, что представители бизнеса, по их словам, разделяют вашу озабоченность криминальным заемным трудом, положением гастарбайтеров и т. д. Однако утверждают, что под схему заемного труда попадает и наоборот, одна из наиболее «элитарных» и высокооплачиваемых категорий работников — экспаты, граждане западных стран, работающие в России. Эти люди, «числятся» у своего западного работодателя, но по факту работают у нас.

— В ТК есть такое понятие как командировка. Эти люди — прикомандированные. Их работодатель заключил договор на оказание услуг с российской компанией и отправил своего сотрудника в командировку. Так должно быть. Но тогда и зарплату, и командировочные должна платить западная компания. При нынешней же схеме заемного труда де-факто работнику платит российская компания, что, безусловно, выгоднее иностранному работодателю. Также юридически существует работа по совместительству, позволяющая совместить работу у двух работодателей.

— То есть вы полагаете, что аргументы о необходимости заемного труда, которые приводит российский бизнес, несостоятельны?

— Все, что ими говорится, — выдумки, цель которых — максимально расширить сферу заемного труда. Так они получают сразу несколько выигрышей. Первый — это снижение издержек за счет работника. Второй — полный уход от всех процедур, связанных с приемом на работу и увольнением работника. Это называется «гибкий рынок труда», а по факту это игра на нервах у работника. Третий — ликвидация профсоюзов как таковых и полная зависимость работника от хозяина.

— Они утверждают, что схема с долгосрочными трудовыми отношениями, четкой численностью работников нынешним бизнес-реалиям не соответствует. Что бизнес сам не знает, сколько точно людей будет нужно на предприятиях, что в современных условиях нужна гибкость и мобильность рынка трудовых ресурсов.

— Если бы мы действовали по их логике, то с началом кризиса в России мы бы получили 50-процентную безработицу. Только за счет жестких запретов правительства на увольнения мы избежали всплесков безработицы, массовых волнений, социальных катаклизмов.

Вообще у бизнеса интересная позиция: сдувайте с нас пылинки, потому что мы бизнес. Да, они создают людям рабочие места. Но мы хотим, чтобы они создавали хорошие рабочие места и возможность работать постоянно. Если они не хотят этого делать, так давайте мы пригласим тех, кто хочет. Если они не способны сделать свой бизнес эффективным при таких условиях, давайте позовем тех, кто сможет. Бизнесмены, в конце концов, не инвалиды, не ветераны, не дети. Почему мы должны все время идти им навстречу?

— Есть еще один аргумент — что заемный труд позволяет нанять на работу людей, которые в любом случае постоянного найма бы не нашли. То есть или так, или никак. Этих людей на год никто не берет, а так агентство периодически им «подбрасывает» работу, позволяя выжить. Кроме того, бывает необходимость найма людей на один проект — например, студентов на промо-акции.

— Сегодня работник может встать на учет — как в государственную службу занятости, так и в частное кадровое агентство. Оно тоже ему будет искать работу. Задача агентства — помочь работнику найти работодателя, но не становиться работодателем самому. Для одноразовых проектов, акций, работы со студентами — то же агентство должно заниматься только подбором кадров. Например, агентство находит студентов для временной работы в компании, которая обращается туда с соответствующей просьбой, а дальше уже компания сама с ними заключает трудовой договор. Либо, если кто-то из этих студентов принимается в штат компании, то агентство не «продает» их в аренду, а заключает с компанией договор аутсорсинга, как один хозяйствующий субъект с другим.

— Какие еще проблемы российского рынка труда, помимо схем заемного труда, вы видите сегодня?

— Есть еще одна проблема, которая выглядит даже более актуальной — это перевод сотрудников с трудовых договоров на гражданско-правовые. Что это значит? Предположим, я бизнесмен и у меня есть автомобиль. Я могу взять водителя в штат своей организации. А могу заключить с ним договор оказания услуг. Он становится индивидуальным предпринимателем. И я не плачу за него отчисления в Фонд социального страхования, я не должен его предупреждать за два месяца об увольнении — просто расторгаю договор в случае необходимости, он не в профсоюзе, не может вести со мной коллективные переговоры.

По нашим данным, за прошлый год пять миллионов работников было переведено на такую схему. Причем сейчас мы с индивидуальных предпринимателей берем взносы в Пенсионный фонд. Государство предложило с этих «частников» брать взносы еще и в фонды соцстрахования. Но выяснилось, что сложно определить, кто обычный ИЧП, работающий сам на себя, а кто «замаскированный» наемный работник. Первых мы не можем заставить платить никакие отчисления. Мы объяснили правительству, что это неприемлемая мера.

Но если суд определит, что фактически под такими договорными скрывались трудовые отношения, то суд вправе признать подобный гражданско-правовой договор трудовым с момента заключения и к тому же бессрочным. Однако пока таким правом подать на работодателя в суд воспользовались лишь единицы. И мы предложили дать права переквалификации договора Рострудинспекции.

— Это сложная ситуация, очевидно, что возникает поле для злоупотреблений у всех участвующих сторон.

— Это так, но окончательно все будет решать суд. Если мы такого права в принципе не дадим, то увидим массовый перевод работников на такие договора. Например, я знаю уже примеры в индустрии СМИ, когда в редакции остается в штате лишь руководство, а всех остальных превращают в «договорников». (У нас договорники называются фрилансерами, и по такой схеме работают все переводческие фирмы - Л. Р.).

— Фактически, что в России, что во всем мире мы наблюдаем процесс, когда многие представители бизнеса стараются сбросить с себя окончательно все социальные обязательства?

— Это попытка перечеркнуть и отбросить назад все, что было достигнуто рабочим движением в течение XIX и XX веков. Когда такие люди, как Михаил Прохоров, понимают, что в рамках нынешнего трудового законодательства их идеи вроде 60-часовой рабочей недели не получится воплотить, они вообще хотят избавиться от отношений с работником, труд которого регулирует это законодательство. По ТК 60-часовую рабочую неделю установить нельзя. А если агентство занятости отправило человека на предприятие, и он «арендованный» персонал, то там ему могут установить любые нормативы работы. И ни пожаловаться на это предприятие, ни требовать оштрафовать его он не сможет — он там формально вообще не работает.

— Почему работники не подают в суд?

— В суд пойти нельзя, потому что этот вопрос до конца законом не урегулирован. В нашем примере никто не может заставить металлургический комбинат оформить вас его работником. Все претензии к агентству занятости, которое можно вообще ликвидировать, чтобы никаких проблем не решать ни с кем. Если я крупное предприятие, я вообще могу раз в год открывать новое такое агентство-посредника и закрывать потом, тогда даже на него подать в суд будет нельзя.

— В какой стадии сейчас находится ваш законопроект?

— Проект внесен в Госдуму, мы его обсуждали на совещании координаторов Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений. Представители правительства и работодателей заверили нас, что они не будут возражать против него. Пока это пустые слова — правительство уже два месяца не может подготовить отзыв на законопроект. После писем Американской торговой палаты активно бороться против закона стало Минэкономразвития. По имеющимся у нас сведениям, в готовящемся отзыве правительства говорится, что закон хороший, но надо все в нем переписать, запрет заемного труда убрать, ввести понятие дистанционного труда. С последним мы можем согласиться и ввести понятие дистанционного труда вместо надомного, так как понятие надомного труда у нас устаревшее, в советское время эти главы трудового законодательства писались под бабушек-надомниц. Но это никак не связано с проблемой заемного труда и тем, что он должен быть запрещен. В этом нас поддерживают профсоюзы, включая и ряд международных профсоюзных организаций.

— В выступлениях представителей бизнеса можно услышать слова о том, что они готовы к компромиссу и от законодателей хотели бы получить закон, регулирующий заемный труд.

— Мы за компромиссы. Но предлагаем принять закон в первом чтении, потом создать рабочую группу, вносить поправки. Мы готовы проработать закон, чтобы оговорить там особые случаи и схемы, командирование специалистов, чтобы под запрет не попали нормальные формы труда. Но пока у этого лобби одна цель — затянуть принятие закона, а там уже выборы в Госдуму, будет меняться состав депутатов, состав комитетов. Но мы хотим принять закон в первом чтении на весенней сессии, а осенью уже — во втором и третьем. И тогда прогрессивная трудовая общественность всего мира будет нас ставить в пример.

А в дальнейших наших планах — уже и закон о частных агентствах занятости. Хочу отметить, что 181-я конвенция МОТ о частных агентствах занятости от 1997 года, признающая заемный труд, на которую ссылаются его защитники, запрещает брать плату с работника за трудоустройство. А у нас 90% кадровых агентств берут такую плату и с работника, и с работодателя. Отдавать первую зарплату в агентство — а это типичный случай — прямое нарушение этой конвенции. И вообще эта конвенция ратифицирована только 23-мя государствами, и среди них нет ни США, ни Великобритании, ни Германии, ни Франции. США, например, вообще из 208 конвенций МОТ ратифицировали только 14, и 181-й среди них нет. (Израиль эту конвенцию тоже не ратифицировал, у нас о ней вообще не знают - Л.Р.).

— Не кажется ли вам, что заемный труд — это просто одна из деталей более серьезного тренда растущего мирового неравенства, когда во всем мире, условно говоря, людей поделят на «хозяев» и бесправную рабсилу, у которой нет выбора — или работай на таких условиях, или не сможешь выжить вообще?

— Если бизнес предполагает так работать, то он должен понимать — такой посыл ведет к социальной напряженности, которая чревата революцией. Если человек нормально живет, то у него есть гарантии стабильного завтрашнего дня, он не склонен принимать участие в каких-либо протестных действиях. Но если вы отбираете у него это состояние, то он будет бороться, чтобы его вернуть, в том числе бороться и нелегитимно. И бизнес, который так рассуждает, — это бизнес, который свое будущее с нашей страной не связывает. Они хотят безо всяких правил выжать отсюда все, а потом уехать сами и увезти своих детей туда, где будут соблюдать уже абсолютно все правила.

Если вы собираетесь жить в этой стране, чтобы ваши дети и внуки гуляли здесь по улицам, то надо думать о том, какая среда будет вокруг. Даже наши дореволюционные фабриканты, которых трудно назвать очень гуманными, строили школы, больницы, музеи. Не потому, что некуда было девать деньги. А чтоб создать среду, которая была бы позитивной и для их работников тоже.

Что касается людей в бизнесе, которые открыто заявляют, что готовы поставить людей на грань выживания ради своих интересов, — им понадобится очень хорошая охрана и полиция. И еще они должны понимать, что чем больше распространяется такая схема, тем больше будет сворачиваться реальная демократия. Они отбирают права у работника, а кто-то более сильный отберет права у них. И вовсе не факт, что им удастся сохранить свои бизнесы.

В любом случае, признать гуманными и нормальными такие подходы к труду нельзя, и мы будем против них бороться.

-----

Это был прошлогодний материал. Борьба Андрея Исаева и его единомышленников увенчалась успехом, и с сегодняшнего дня рынок труда в Российской Федерации стал гораздо более цивилизованным. Нам в Израиле до этого состояния еще очень далеко.


Лента новостей

Вчера, 22:10
Есть ли в Перми антисемитизм, или о скандале муниципального масштаба с еврейским участием
Вчера, 19:08
«Энто как же, вашу мать, извиняюсь, понимать?». Выпуск №9.
3 февраля 2016
Теракт в Иерусалиме
3 февраля 2016
Белорусский телеведущий Евгений Перлин: В Израиле я чувствую себя в большей безопасности, чем в Париже
Эксклюзив
3 февраля 2016
Председатель Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко находится в Израиле с официальным визитом
2 февраля 2016
"Насильное" Дмитрия Быкова как манифест рукопожатой интеллигенции
2 февраля 2016
Новая-старая площадь Дизенгоф, или о вреде ностальгии
1 февраля 2016
От ненависти лечит Россия
31 января 2016
Израиль на пути в цивилизованный мир
31 января 2016
Состоялась презентация «Размышлений» Льва Толстого на иврите
31 января 2016
Вруны на букву «М»
30 января 2016
Событие, которое может изменить Россию
Больше новостей