Герои прошедшего лета

На Хануку мы вспоминаем историю героических подвигов Маккавеев, свершённых "в те времена далёкие, теперь почти былинные". Но может быть нет нужды так углубляться в историю в поисках героев? Действия армии, в особенности в боевых условиях, предлагают нам немало примеров современной отваги. Операция "Несокрушимая скала" была насыщена подобными случаями - моментами когда быстрые действия солдат спасали жизни, приводили к оперативным успехам и предотвращали трагедии.

Герои этих историй не мифологические фигуры, а обычные живые люди, хладнокровно и быстро действовавшие в непростых ситуациях, бывало, что и с непосредственной угрозой их жизни. Это и служащая дозорного подразделения, чья бдительность предотвратила масштабный теракт в поселениях близ Сектора Газа; техник, прорвавший техническое ограждение в Газу под массивным огнём; санитар, боровшийся за жизнь боевого товарища, несмотря на угрозу своей. В рамках особого праздничного проекта, сайт Армии обороны Израиля рассказал о трёх подвигах, совершённых в наше время, прошлым летом.

Раннее обнаружение предотвратило масштабный теракт.
Семнадцатого июля этого года, в первый день наземной операции "Нерушимая скала", сержант Рони Джексон сидела за одним из пультов наблюдения при действующем оперативном центре. Часы показывали четыре-пятнадцать утра, сержант Джексон "прочёсывала" камерами границу с Газой, как вдруг она обнаружила излучающую тепло точку. "Я дала увеличение и увидела лежащего на земле человека. Это сбивает с толку, но я поняла, что это не наш солдат", - рассказывает Рони. После того как ещё один пульт наблюдения был наведён на точку, сержант Джексон поняла: речь идёт о боевике, выбравшемся из тоннеля прорытого ХАМАС. "Сначала был шок", - признаётся Рони. "С нами говорили по поводу тоннелей и готовили к таким происшествиям, но появившийся из тоннеля боевик, это чрезвычайное событие - это самое серьёзное, что может произойти", - пояснила она.

Сержант Джексон в оперативном центре. Фото: представитель ЦАХАЛ

В минуте езды оттуда находился армейский патруль, и из оперативного центра немедленно поступило указание выдвинуться в зону происшествия и уничтожить один за другим покидавших нору боевиков. В течении считаных минут после этого, тоннель был разбомблен самолётом ВВС. "Что удачного было в этом происшествии, так это наше раннее обнаружение", - поясняет сержант Джексон. "Это мог быть теракт, масштаб которого мне даже трудно представить - боевики могли добраться до ближайших киббуцев, мест дислокации или просто до располагающихся в зоне ответственности солдат".

В общей сложности тринадцать боевиков вылезли из тоннеля, выходящего в непосредственной близости к киббуцам Керем-Шалом, Суфа и Холит, жителям которых было указано запереться в домах из опасения перед проникновением террористов. "Мы стараемся развивать связи с жителями окрестных деревень - на праздник мы организуем совместное возжигание свечей", - рассказывает сержант Джексон. "Но я знаю, что лучше всего мы выполняем нашу работу, когда они даже не знаю, что мы тут. Со времени той операции, мы уже успели вернуться к обычному режиму службы. Наш батальон здесь годы - и мы не сводим глаз".

Привратник.
Разрезать ограждение, это кажется слишком простым заданием - пока его не выполняют под сильным обстрелом. Старший сержант Альмог разрезал техническое ограждение на границе Сектора Газа во время сухопутной операции "Нерушимая скала". Старший сержант Альмог, техник охранных систем в подразделении "Комец" бригады "Ха-Гефен" в составе дивизии "Газа", вместе со своим напарником справился с этим в течении считанных минут.
Разрезание забора сопровождалось сильным обстрелом. "Единственное о чём я думал, так о том, что сохранение фактора внезапности ЦАХАЛ зависит от нас, насколько быстро и точно мы закончим работу", - пояснил боец. "В ту секунду как мы закончили и доложили об этом по рации, началась операция.
"В тот момент я многого не видел. Песок и пыль забились мне в глаза, от мощных взрывов во все стороны летели камни и постоянно усиливавшийся звон в ушах мешал мне сосредоточиться", - рассказал старший сержант Альмог. "Адреналин подстегнул меня. Я отключился от происходящего и сосредоточился только на выполнении задания".

Старший сержант Альмог возжигает четвёртую свечу на Хануку. Фото: Гади Импель, представитель ЦАХАЛ

Полное понимание того где он был, появилось уже после того как он покинул опасное место. "Только когда ты сидишь один в комнате, после душа, уже не обсыпан песком и не липкий от пота, только тогда понимаешь через что прошёл", - поделился Альмог. "Это чудо, что мы остались живы. Да, мы привыкли к тяжёлой и опасной работе в рутине службы, но нельзя сравнивать происшествия которыми мы занимаемся во времена затишья, с сильнейшим стрессом, который охватывает тебя на операции."

Подразделение "Комец", к которому приписан старший сержант Альмог, ответственно за ремонт и уход за техническим ограждением на границе с Сектором Газа, повреждаемым как погодой и действиями наших сил, так и в результате враждебных террористических действий, таких как закладка взрывных устройств и миномётного огня. "Это очень интересная должность, с немалым уровнем опасности", - подытожил старший сержант Альмог.

Когда ты стремишься к цели, руки работают сами.
Если спросить, что ему запомнилось больше всего в последней операции, старший сержант Том Кейзер, ротный санинструктор, не станет долго думать. Ответ он даёт немедленно, словно случившееся врезалось ему в память. "По всей видимости, это останется со мной на всю жизнь", - говорит он. "В то пятничное утро мы получили приказ выступать, а через несколько часов, в субботу днём, это и произошло. По нашей броне пустили противотанковую ракету, которая попала в одну из "Пум"("Пума" - бронетранспортёр на базе танка "Меркава" - прим. переводчика). Бар тогда стоял возле неё, в результате взрыва был смертельно ранен. Я был первым, кто начал оказывать ему помощь".

Лейтенант Бар Рахав, да будет благословенна память о нём, кадет инженерных войск, погиб на второй день начала сухопутной операции в Секторе. В Сектор Газа он зашёл с батальоном своей бригады. "Он был в моей роте", - продолжает старший сержант Кейзер. "Минуту спустя как я начал оказывать ему помощь, прибыли врач и парамедик. Тогда мы всё ещё были под обстрелом, и комроты поставил дымовую завесу, чтобы дать нам максимальную защиту для обеспечения самого эффективного лечения. Страха не было", - вспоминает старший сержант Кейзер.

"Не было никаких эмоций. Я обучен, рвусь к цели, руки работают сами. Я ни о чём не думал, просто делал", - рассказывает он. "Мы делали что только могли. Перепробовали всё, до последнего дыхания. Были моменты, когда мы думали, что он выкарабкается, но есть симптомы, игнорировать которые не получится."

Старший сержант Кейзер. Фото: представитель ЦАХАЛ

Считаные мгновенья после того как он потерял лейтенанта Рахава, старшего сержанта Кайзера подозвал один из бойцов батальона и сказал, что не может стоять. "Я смотрю на него и не вижу никаких повреждений", - вспоминает Том. Но несмотря на пережитое только что, старший сержант Кейзер не теряет концентрации и профессионализма. В результате быстрого, но дотошного осмотра он обнаруживает отверстие в бедре бойца, проделанное осколком и оказывает помощь, спасшую товарищу жизнь. "Осколок пробил его ногу. Чудом он прошёл в нескольких сантиметрах от главной артерии, всё могло сложиться иначе", - утверждает ротный санинструктор.

После случившегося Кейзер решает остаться сопровождать свою роту. "Я не хотел оставлять своих бойцов. Они - моя самая главная забота", - говорит он. После демобилизации, старший сержант Кейзер планирует продолжать учить медицину. "Я люблю эту работу", - открывается он. "Стать хирургом - моя сокровенная мечта. Полагаю, это величайшая привилегия, владеть знанием как спасать жизнь."


Источник: Официальный сайт ЦАХАЛ. Авторы: Гили Купер, Ифтах Кармели и Нета Леви.